Портал профессиональных участников потребительского рынка

Страница /akcii не найдена

Инженер-строитель в качестве судебного эксперта: Основные проблемы и пути их решения

Инженер-строитель в качестве судебного эксперта: Основные проблемы и пути их решения

Здания, строения и сооружения, а также участки земли, функционально связанные с ними, - наиболее распространенные объекты недвижимости, споры в отношении которых являются неотъемлемым элементом судебной практики. Их исследование осуществляется в рамках производства судебной строительно-технической экспертизы (ССТЭ), которая назначается следователем, судом, а также судебным исполнителем (приставом) в тех случаях, когда при расследовании, судебном разбирательстве или совершении судебно-исполнительных действий возникает потребность в специальных знаниях в области строительства (ст. 78 УПК РСФСР, ст. 74 ГПК РСФСР, ст. 66 АПК РФ, ст. 41 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

Экспертизы этого рода назначаются как в адрес судебно-экспертных учреждений системы Министерства юстиции РФ, сотрудники которых имеют специальную подготовку для осуществления соответствующих исследований, так и иным лицам определенной строительной специальности, обладающим. опытом практической работы, связанной с проектированием, возведением либо эксплуатацией строительных объектов. В последнем случае специалистам приходится преодолевать ряд проблем, обусловленных особенностями деятельности сведущего лица в судебной сфере. Определение указанных особенностей, попытка объяснить их природу и обозначить пути преодоления препятствий, ими порожденных, является целью подготовки данной статьи. 

Специфика судебно-экспертной деятельности определяется тем, что исследования проводятся в условиях действия процессуального законодательства, содержащего ряд ограничений формального характера, что требует от сведущего лица определенных юридических знаний. 

Эти знания для следователя, судьи и прокурора имеют ведущее значение и обусловливают регламентированность содержательной стороны их деятельности, работу же эксперта они характеризуют, скорее, со стороны формы, чем содержания. Таким образом, здесь действуют преимущественно процедурные нормы. 

Указанные нормы определяют порядок проводимых исследований, форму их описания, терминологию текста заключения эксперта, оказывают влияние на поведенческую сторону его деятельности. 

Так, объем исследований ограничивают вопросы, поставленные органом (лицом), назначившим экспертизу. Перечень материалов, предоставляемых эксперту, устанавливают следователь, судья или судебный исполнитель (пристав). Время производства экспертизы регламентировано определенными законодательством сроками расследования, судебного разбирательства дела либо совершения исполнительных действий. Для того чтобы увеличить перечень рассматриваемых вопросов (если это имеет значение для дела), расширить круг исследуемых объектов, продлить сроки исследования, эксперту необходимо выполнить ряд действий во исполнение процессуального законодательства и ведомственных документов инструктивного характера. К указанным действиям следует отнести, прежде всего, направление соответствующих ходатайств в адрес органа (лица), назначившего экспертизу (ст. 82 УПК, ст. 76 ГПК, ст. 45 АПК). 

В своем заключении эксперт должен отметить дату направления указанных ходатайств, а также отразить действия органа (лица), в адрес которого они были заявлены (удовлетворены полностью, частично и в какой части) или неудовлетворенны вовсе с указанием даты получения ответа при наличии такового. 

На практике эксперты не всегда верно озаглавливают документ, в котором отражаются ход и результаты проведенных исследований. Так, если заключение оформляется в ходе выполнения следственных и судебных действий, то его следует называть «Заключение эксперта» (ст. 80 УПК, ст. 77 ГПК, ст. 68 АПК); при совершении исполнительных действий - «Заключение специалиста». В последнем случае ст. 41 Федерального закона «Об исполнительном производстве» специалистом именует сведущее лицо, назначаемое приставом-исполнителем для разъяснения возникающих вопросов, требующих специальных знаний, что обусловливает название оформляемого документа. Несудебные экспертизы, основанием для производства которых являются письменные обращения к специалисту физических и юридических лиц, следует оформлять как «Акт экспертизы», а не «Заключение специалиста», как это имеет место на практике. Статус «специалист» уже задействован, вопервых: указанным выше Федеральным Законом «Об исполнительном производстве», во-вторых: уголовно-процессуальным кодексом (ст. 133'). В УПК объем правомочий и роль в процессе показывания у сведущего лица, обладающего названным статусом, иные, чем у лица, проводящего исследование и дающего по его результатам заключение - он должен оказывать содействие следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, обращать внимание следователя на обстоятельства, связанные с выполнением этих действий и пояснять их. Каких-либо самостоятельных документов специалист не оформляет. В качестве участника выполнения следственных действий он вправе лишь делать подлежащие занесению в протокол заявления, имеющие отношения к обнаруженным доказательствам. 

Структура Акта экспертизы аналогична структуре Заключения эксперта (вводная часть, исследование, выводы). Отличительной чертой Акта является отсутствие той части, в которой отражаются факт разъяснения эксперту его прав и обязанностей, предусмотренных процессуальным законодательством, а также предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, предусмотренной ст. 307 УК РФ. 

Достаточно часты случаи, когда эксперты, выполняя оценку недвижимости по определению суда либо постановлению следователя (пристава-исполнителя), оформляют традиционный для оценочной деятельности «Отчет оценщика», а не «Заключение эксперта», и такой документ принимается в качестве эксперертного заключения по делу органом (лицом), назначившим экспертизу. На недопустимость таких действий указывается как в нормативно-правовых документах (Постановление №1 Пленума Верховного суда СССР от 16 марта 1971 г «О судебной экспертизе по уголовным делам»), так и в специальной литературе, посвященной вопросам назначения и производства судебных экспертиз. 

Отдельно следует сказать о недопустимой с процессуальной точки зрения складывающейся в настоящее время тенденции уклонения судьями и следователями от выполнения процедуры приобщения тех или иных документов к материалам дела, при этом обязанность выполнять указанные действия вменяется экспертам. Массовый характер это приобрело в арбитражном делопроизводстве; присуще это представителям судов общей юрисдикции, следственных органов прокуратуры и МВД. Мотивы этого понятны: спорам между строительными организациями сопутствует огромное количество проектной, исполнительской и иной документации, объем которой порой не соотносится с габаритами служебных кабинетов, а в производстве у сотрудников правоохранительных органов находится большое количество дел. Кроме того, они - юристы, а не строители и далеко не всегда специализируются на определенной категории дел. Данные обстоятельства подвигают их на то, чтобы предоставлять экспертам возможность самим разбираться с поступившими материалами. При этом упускается из вида то, что все собранные по делу доказательства (именно в этом качестве документы были представлены в правоохранительные органы либо соответствующим образом подготовлены) подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке со стороны лица, производящего дознание, следователя, прокурора или судьи (ст. 70 УПК, ст. 56 ГПК, ст. 59 АПК) по таким критериям, как относимость к делу (ст. 53 ГПК, ст. 56 АПК) и достоверность (ст. 60 АПК). Получение и использование экспертом документов, не прошедших процедуру их проверки и приобщения к материалам дела в установленном порядке, является нарушением закона. Это является основанием для отказа судом использовать заключение эксперта в качестве доказательства. На практике, тем не менее, такие заключения достаточно часто судами принимаются, в ряде случаев выводы эксперта являются основой для судебного решения. Однако такие решения, как правило, подлежат отмене в судах высшей инстанции. Указанное обстоятельство делает необходимым использование экспертом процессуально безупречных документов, являющихся источником доказательственной информации. 

Отмечается, что в заключениях не всегда указываются источники используемых экспертами сведений. Примеры таких сведений весьма разнообразны: «здание, построенное до 1917 г», «лаз на чердак, которым пользуются жильцы», «перечисленные работы выполнены ответчиком», «система отопления жилого дома эксплуатировалась свыше 30 лет без ремонта» и пр. При этом остается неясным, содержится ли приведенная информация в материалах дела, предоставленных эксперту, либо они получены в ходе общения со сторонами по делу. В первом случае необходимо делать ссылку на лист дела, второе - недопустимо. Любая информация может быть использована экспертом в ходе проводимых им исследований, но лишь в тех случаях, когда она содержится в предусмотренных законом источниках доказывания (ст. 69 УПК, ст. 49 ГПК, ст.52 АПК). Примеров несоблюдения экспертами этого условия много: «осмотр жилого дома не производился, его оценка осуществлялась со слов истца», «экспертиза проводилась с привлечением сторон для уточнения ряда вопросов», «из беседы с ответчиком следует...» и пр. 

Разумеется, эксперт в ходе проведения натурных исследований строительных объектов общается со сторонами по делу, получает от них информацию, которая имеет для него ориентирующее значение и помогает в работе над заключением, однако сам факт «общения» и его результаты не должны отражаться в данном документе. Подобные действия - прерогатива следователя, судьи, дознавателя. Форма такого общения - допрос, его результат - протокол, а не заключение эксперта. 

На практике имеет место еще одна разновидность отражаемых экспертами в заключениях ненадлежащих источников информации: справочные данные, запрашиваемые в различных организациях, учреждениях, фирмах. Эти данные можно использовать только в том случае, если их получение не входит в компетенцию эксперта-строителя. Например, допустимо применять данные о погодных условия в конкретный период времени; таким образом может быть получена информация о фактической периодичности проводимых (проведенных) различного вида ремонтных работ здания или сооружения, являющегося объектом исследования и пр. При этом эксперт не вправе самостоятельно собирать сведения такого рода - это прерогатива органа (лица), назначившего экспертизу, в чей адрес эксперт и должен направить соответствующий запрос (ходатайство), следуя предусмотренному процессуальным законодательством порядку (ст. 82 УПК, ст. 76 ГПК, ст. 45 АПК). Дознаватель, следователь и судья обладают правом требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан предоставления документов, могущих установить необходимые по делу фактические данные (ст. 70 УПК, ст. 54 АПК, ст. 64, 65 ГПК). Реализовав это право, орган (лицо), назначивший экспертизу, удовлетворяет ходатайство эксперта. В том случае, если для дачи ответов на поставленные перед экспертом вопросы необходимы знания, которые формально входят в компетенцию эксперта-строителя, но конкретное сведущее лицо такими сведениями не обладает в силу объективных причин (строительство - обширная сфера деятельности), дознавателю, следователю и судье следует назначить комиссионную (участвуют эксперты одной специальности) либо комплексную (участвуют эксперты разных специальностей или узких специализаций) экспертизу. 

Не всегда соблюдается надлежащий порядок оформления заключения эксперта при производстве дополнительной и повторной экспертиз. Отчасти это обусловлено небезупречными действиями следователя, судьи либо дознавателя. Если исходить из смысла процессуального закона, орган (лицо), назначая очередную экспертизу, должен (должно) делать это только после изучения и оценки проведенной ранее (предшествующей) экспертизы: дополнительная экспертиза назначается при недостаточной ясности либо неполноте заключения, повторная - при необоснованности выводов, сомнениях в их правильности (ст. 81 УПК; ст. 181 ГПК), при несогласии суда с заключением эксперта (ст.68 АПК) либо при наличии противоречий между заключениями нескольких экспертов (ст.181 ГПК). Таким образом, основанием назначения дополнительной или повторной экспертизы признается негативная оценка заключения: недостаточная ясность, неполнота, необоснованность либо немотивированное «несогласие» суда или невозможность вынести какое-либо оценочное суждение из-за противоречий между заключениями нескольких экспертов. 

Как видно, здесь всегда присутствует оценочный момент, разница лишь в формулировках оценки работы эксперта - «плохо», «невозможно оценить», «несогласие», что, в общем-то, принимая во внимание цели назначения экспертизы и требования, предъявляемые к заключению эксперта, одно и то же. При этом в законе не говорится о каких-либо привходящих ( по отношению к данному заключению эксперта) факторах - новых исходных данных, новых вопросах, объектах и пр. Наличие указанных факторов, следовательно, является основанием для назначения новой (самостоятельной), но не дополнительной либо повторной экспертизы. В случаях необоснованного придания судом, следователем и дознавателем экспертизе статуса дополнительной или повторной, ее следует проводить как первичную (новую). На практике имеет место еще одна разновидность отражаемых экспертами в заключениях ненадлежащих источников информации: справочные данные, запрашиваемые в различных организациях, учреждениях, фирмах. Эти данные можно использовать только в том случае, если их получение не входит в компетенцию эксперта-строителя. Например, допустимо применять данные о погодных условия в конкретный период времени; таким образом может быть получена информация о фактической периодичности проводимых (проведенных) различного вида ремонтных работ здания или сооружения, являющегося объектом исследования и пр. При этом эксперт не вправе самостоятельно собирать сведения такого рода - это прерогатива органа (лица), назначившего экспертизу, в чей адрес эксперт и должен направить соответствующий запрос (ходатайство), следуя предусмотренному процессуальным законодательством порядку (ст. 82 УПК, ст. 76 ГПК, ст. 45 АПК). Дознаватель, следователь и судья обладают правом требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан предоставления документов, могущих установить необходимые по делу фактические данные (ст. 70 УПК, ст. 54 АПК, ст. 64, 65 ГПК). Реализовав это право, орган (лицо), назначивший экспертизу, удовлетворяет ходатайство эксперта. В том случае, если для дачи ответов на поставленные перед экспертом вопросы необходимы знания, которые формально входят в компетенцию эксперта-строителя, но конкретное сведущее лицо такими сведениями не обладает в силу объективных причин (строительство - обширная сфера деятельности), дознавателю, следователю и судье следует назначить комиссионную (участвуют эксперты одной специальности) либо комплексную (участвуют эксперты разных специальностей или узких специализаций) экспертизу. 

Не всегда соблюдается надлежащий порядок оформления заключения эксперта при производстве дополнительной и повторной экспертиз. Отчасти это обусловлено небезупречными действиями следователя, судьи либо дознавателя. Если исходить из смысла процессуального закона, орган (лицо), назначая очередную экспертизу, должен навателем экспертизе статуса дополнительной или повторной, ее следует проводить как первичную (новую). На практике подобные ошибки допускаются судьями при изменении величины долей совладельцев в праве собственности (в случае, например, смерти одного из них) при разбирательстве гражданских споров, связанных с разделом недвижимости, либо с изменением характеристик объектов спора (поскольку рассмотрение таких дел занимает, как правило, не один год, некоторые постройки, входящие в спорное домовладение, за это время могут разрушиться, сгореть, достичь предельного состояния ветхости и пр.) и т.д. При этом в заключении не следует давать объяснения тому, что экспертиза, назначенная как дополнительная (повторная), выполняется экспертом по правилам первичной (новой). Подобные комментарии дискредитируют орган (лицо), назначивший экспертизу, а такой цели перед собой эксперты никогда не ставят. Поэтому указанное действие может быть объяснено в устной форме в ходе допроса эксперта (ст.192 УПК, ст.180 ГПК) при постановке перед ними соответствующих вопросов. Однако, как показывает практика, это случается крайне редко. 

В ходе проведения дополнительных экспертиз достаточно часто не соблюдаются требования, предъявляемые к форме заключения этого вида. Как и при оформлении результатов повторной экспертизы, в рассматриваемых случаях следует указывать фамилию, инициалы сведущего лица, проводящего первичную экспертизу; организацию (учреждение), сотрудником которого оно является (являлось); вопросы, поставленные перед ним, и полученные ответы. Затем следует отразить в заключении те основания, по которым была назначена дополнительная экспертиза. После изложения хода и результатов исследования, проведенных в рамках дополнительной экспертизы нужно указать на те установленные обстоятельства (факты), с помощью которых можно устранить ту неполноту или неясность, которые были присущи документу, отражающему проведение первичной экспертизы, либо констатировать и объяснить невозможность этого. Соответственно, при производстве повторной экспертизы в заключении отражается факт совпадения либо противоречия по отношению к выводам предыдущей экспертизы, даются необходимые разъяснения и комментарии. 

Перечень рассмотренных в настоящей статье проблем, возникающих при назначении и производстве судебных строительно-технических экспертиз не является, разумеется, исчерпывающим. Это требует продолжения работы, направленной на дальнейшее изучение правоприменительной деятельности данного рода

Автор: А.Ю. Бутырин – Российский Федеральный центр судебной экспертизы
Источник: Газета «Строительный эксперт», № 5 2001 год.